Илья Косолапов (kosolapov) wrote,
Илья Косолапов
kosolapov

Categories:

Стивен Кинг (под псевдонимом Ричард Бахман). Дорожные работы (Roadwork, 1981)

Roadwork_coverНазвание: Roadwork
Год выхода: 1981

Синопсис: Книга повествует о типичном американце средних лет Бартоне Доузе, который после смерти своего сына начал потихоньку сходить с ума. Позже, в связи со строительством нового участка федеральной трассы, под снос намечается его дом, а также прачечная в которой он работал почти 20 лет. Не желая прощаться со своей привычной жизнью, Доуз начинает бороться с государственной машиной откровенно криминальными средствами, ещё глубже погружаясь в пучину безумия.

История написания: Ещё одна ранняя книга, впоследствии выпущенная под творческим псевдонимом Ричард Бахман. Позже Кинг говорил, что этот роман был написана под впечатлением от смерти его матери из-за рака. Стивен считал эту книгу неудачной, однако после выпуска её в печать, его мнение поменялось и постепенно она стала одной из любимых его ранних работ.

Моё мнение: Не скажу, что считаю, роман "Дорожные работы" - лучшей ранней книгой Кинга из тех, что были выпущены под псевдонимом, так как, на мой взгляд, она уступает и "Ярости" и "Долгой прогулке". Однако, произведение очень даже неплохое. Иногда оно мне напоминало роман братьев Стругацких "Хромая судьба",  иногда фильм "С меня хватит!" с Дугласом в главной роли. От первого здесь явный кризис среднего возраста у главного героя, который постоянно сравнивает жизнь нынешнюю с той, которая была у него на заре молодости. От второго - безумия и разрушительная энергия, направленная против всего вокруг в целом и государства в частности. Одним словом, несмотря на отсутствии мистики, ужасов и саспенса, книга читается неплохо и оставляет приятное, вдумчивое послевкусие.

Экранизации: -

Оценка: 8 из 10

<<Обзоры других книг>>


Мальоре засмеялся.
– Потому что ты странный тип. От таких всего можно ожидать. В тихом омуте черти водятся – знаешь поговорку?
– Почему вы так решили? Потому что я обозвал вас хреном моржовым?
– Нет, – ответил Мальоре. – Просто ты напомнил мне об одном случае, который произошел со мной, когда мне было столько же лет, сколько моему сыну сейчас. Была одна собака по соседству с тем местом, где я вырос. Этот район Нью-Йорка называли Адской Кухней. Было это перед Первой Мировой войной, в период Великой Депрессии. И у одного парня по фамилии Пьяцци была черная сука-дворняжка по кличке Андреа, но все называли ее просто собака мистера Пьяцци. Он все время держал ее на цепи, но эта собака никогда не становилась злой – вплоть до одного жаркого денька в августе. Было это году в тридцать седьмом. Она бросилась на паренька, который подошел погладить ее, и отправила его в госпиталь на месяц. Тридцать семь швов наложили ему на шею. Но я-то знал, что это должно было произойти. Собака проводила весь день на улице на жарком солнце, каждый день, все лето напролет. В середине июня, когда дети подходили ее погладить, она перестала вилять хвостом. Потом она начала закатывать глаза. К концу июля, когда какой-нибудь мальчишка гладил ее, она стала тихонько рычать. Когда я заметил это, я перестал гладить собаку мистера Пьяцци. А дружки и говорят мне, что такое, Салли? Ты что обоссался, штаны намочил? И я говорю: нет, я не обоссался, но и дураком тоже быть не желаю. Эта собака накопила в себе злобу. А они все и говорят: выше задницу, собака мистера Пьяцци не кусается, она ни разу в жизни никого не укусила, она не укусит даже младенца, который сунет свою глупую башку ей в пасть. А я и говорю им: вот вы и идите, отправляйтесь и погладьте ее, нет, говорю, такого закона, чтобы запрещалось вам гладить собак, а я не пойду. Ну, они все столпились вокруг меня и говорят: Салли обоссался, Салли трус, Салли девчонка, Салли держится за мамочкину юбку, когда проходит мимо собаки мистера Пьяцци. Ну, ты знаешь, как дети умеют дразниться.
– Я знаю, – ответил он. Мэнси вернулся с кредитными карточками и слушал, стоя у дверей.
– И как раз один из пареньков, который вопил громче всех, в конце концов и получил на свою голову. Луиджи Бронтичелли – так его звали. Такой же стопроцентный еврей, как и я. – Мальоре рассмеялся. – Он подошел погладить собаку мистера Пьяцци в один августовский день, когда стояла такая жарища, что можно было яйцо изжарить на асфальте, и с того самого дня ничего кроме шепота у него из горла не выходило. Он потом открыл парикмахерскую в Манхеттене, и его прозвали Шептуном.
Мальоре улыбнулся ему.
– Так вот, приятель, не хочу тебя ничем обидеть, но ты мне напоминаешь собаку мистера Пьяцци. Ты, конечно, пока не рычишь, но если какой-нибудь неосторожный пацан подойдет тебя погладить, ты закатишь глаза. А хвостом ты вилять перестал давным-давно, даже, наверное, уже забыл, как это делается.
Tags: Книги, Стивен Кинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments